тел.: 8 (495) 777-77-77; e-mail: izmaylovo@vao.mos.ru;        RSS

Ветераны Измайлово

Бученков Владимир Федорович

Бученков В.Ф.

В битве под Москвой, которая нанесла сокрушительный удар по гитлеровскому плану «Барбаросса», спасла столицу, а вместе с ней и страну от фашистского порабощения. О тех героических днях рассказывает генерал-майор авиации в отставке Владимир Федорович БУЧЕНКОВ, ветеран 6-го Московского истребительного авиационного корпуса ПВО.

- Владимир Федорович, о битве под Москвой написаны тысячи художественных и документальных произведений, сняты десятки кинофильмов. На первый взгляд, сохранена для истории каждая минута этого знаменательнейшего события Великой Отечественной войны, показаны мужество, героизм, бесстрашие и глубочайшая любовь к своей Родине всех участников сражения: пехотинцев, артиллеристов, моряков, летчиков. Но вот о боевых действиях авиаторов 6-го истребительного авиационного корпуса ПВО до сих пор почему-то сведения имеются весьма скудные...
- Корпус был образован за два дня до начала Великой Отечественной войны – 19 июня 1941 года. Чем это было вызвано? До той поры Москва с воздуха защищалась зенитными средствами. Иногда привлекались отдельные группы самолетов. Но своей авиации, которая управлялась бы командованием Московской зоны ПВО, не было. А потребность в ней уже чувствовалась большая.
И вот приказом Наркома Обороны № 0041 был образован 6-й ИАК ПВО в составе 11 истребительных авиационных полков. Штаб его находился в Москве на улице Кировская. Первым командиром корпуса был назначен полковник Климов Иван Дмитриевич. Начальником штаба – полковник Комаров Иван Иванович.
Все полки базировались на подмосковных аэродромах, в пределах 50 - 100 километров от столицы. Их обеспечивали 11 батальонов аэродромного обслуживания и три аэродромно-технические роты. Но самолетами корпус был укомплектован не полностью. Бученков В.Ф.- Вы служили в корпусе со дня основания. На чем доводилось летать, защищая столицу?
- Вначале мы летали на истребителях И-15бис, И-16, И-153 «Чайка». И процентов 45 боевых машин корпуса составляли новые типы: Як-1, МиГ-3 и ЛаГГ-3. К 22 июня в составе корпуса было уже 29 истребительных авиаполков и более 600 боевых самолетов. Мы продолжали учиться, постоянно шло наращивание сил и средств корпуса. В боевой подготовке командование корпуса и полков главное внимание уделяло летчикам-ночникам. А таких можно было по пальцам пересчитать.
- Наверное, и наземных средств для производства ночных полетов тоже не хватало?
- Их вообще не было. Летали, используя дедовские методы: разжигали вдоль взлетно-посадочной полосы жаровни и по ним ориентировались. И надо сказать, что такая учеба себя оправдала. Во время ночных тренировок не было поломок техники, все летчики находили свои аэродромы.
- Немцы знали об усилении противовоздушной обороны Москвы?
- Судя по их дальнейшим действиям, представление имели слабое. Воздушную разведку Московской зоны немецкое командование начало проводить с 1 июля. А 2 июля летчик нашего корпуса Сергей Гошко на самолете Як-1 вылетел с аэродрома Великие Луки на перехват воздушного разведчика Хе-111 и таранил его в районе Ржева. На борту фашистского самолета находился полковник немецкого генерального штаба, и он был настолько уверен в своей безопасности, что вез с собой важные секретные документы, оперативные карты и шифры. Хе-111 был сбит, а лейтенант Гошко на поврежденной машине благополучно приземлился на площадку подскока около города.
Этот таран на подступах к Москве немцев не испугал, они продолжали вести интенсивную воздушную разведку. И вот в ночь с 21 на 22 июля 1941 года фашисты предприняли, как я считаю, психическую воздушную атаку на Москву. В первом массированном воздушном налете участвовало около 220 бомбардировщиков. Они шли к Москве с трех направлений: северо-западного, западного и юго-западного. Летели с полной бомбовой нагрузкой с одной целью - стереть с лица земли столицу Советского Союза.
- Видно, привыкли к легким победам в небе других, завоеванных столиц Европы?
- Да. Они не ожидали от нас серьезного отпора. Предупреждение о налете немцев командование 6-го ИАК получило от своего соседа 1-го корпуса ПВО. Сообщили, что на Москву движется какая-то темная армада. Все летчики нашего корпуса были приведены в повышенную боевую готовность.
Мы взлетели на перехват врага. Июльская ночь короткая, светлеет быстро, да и мы уже имели некоторый опыт летать ночью, как днем, только более осторожно. Сразу же завязались воздушные бои. В них летчики корпуса сбили 12 бомбардировщиков, да 10 фашистов завалили зенитчики. К Москве смогли прорваться лишь 9 самолетов врага, но и те отбомбились не прицельно. Такого поражения немецкие летчики не ожидали.
При отражении этого налета корпус не потерял ни одного летчика. Более того, даже серьезных поломок машин при посадке не было.
- Но этот урок не пошел немцам впрок, как говорится, битому неймется…
- Совершенно верно. Воздушные налеты на Москву шли ежедневно. В основном ночью. Всего фашисты совершили 134 воздушных налета на Москву. Они изменяли тактику нападения: прорывались группами с разных направлений и высот, бомбардировщики шли под прикрытием истребителей. Но результат всегда был один: летчики 6-го ИАК ПВО своевременно перехватывали врага и нещадно уничтожали.
Всего за время боев немцами было брошено на Москву 8.595 самолетов, а прорвались к ней только 243. Это не значит, что бомбардировщики прорвались к центру города - в основном фашисты бомбы сбрасывали по окраинам, беспорядочно, лишь бы отбомбиться и быстрее уйти от наших истребителей-перехватчиков.
- Владимир Федорович, но были и наши потери?
- От этого на войне никуда не деться. Погибли 185 наших летчиков. Корпус к концу осени 1941 года насчитывал до 30 - 36 истребительных полков. Он пополнялся за счет частей, отступавших с запада. Потом, когда немцев под Москвой разгромили, они вновь пошли за нашими наступающими войсками. А ядром 6-го ИАК так и оставались 11 истребительных авиационных полков.
Но подмосковный период с июня по октябрь как-то выпал из поля зрения наших историков. Именно в это время 6-й ИАК во взаимодействии с зенитной артиллерией 1-го корпуса ПВО сыграл колоссальную роль в подготовке и проведении успешного сражения 5-6 декабря 1941 года. Если бы не боевые действия авиации корпуса, то неизвестно, когда началось бы контрнаступление, да и смогло бы оно начаться? Из 604 боевых самолетов, находившихся на вооружении полков 6-го ИАК, к декабрю 1941 года на свои аэродромы не возвратилось 330. Они либо сгорели в воздухе, либо остались лежать подбитыми в снегах Подмосковья. В некоторых истребительных полках практически не осталось ни летного состава, ни самолетов. Такое произошло со 120 иап, который имел на вооружении самолет И-153 «Чайка» и наносил в основном штурмовые удары по наземным целям врага. Из 45 летчиков, участвовавших в штурмовках, не возвратились на свой аэродром 43. Но полк не умер. В марте 1942 года он стал гвардейским… 25 воздушных таранов совершили летчики корпуса. 11 августа высотный таран совершил лейтенант Катрич. А первый ночной таран на неделю раньше, чем Виктор Талалихин, 27 июля 1941 года, совершил Петр Еремеев, которому уже в наше время было присвоено звание Героя Российской Федерации.
За лето и осень 1941 года мы уничтожили 1.075 самолетов противника. Было подбито 450 танков, уничтожено около 50 тысяч гитлеровцев. После штурмовых ударов авиации корпуса все дороги к Москве были забиты горящей техникой немцев. А с началом контрнаступления советских войск часть полков корпуса из района Москвы перелетела на другие фронты, например мой полк ушел под Сталинград.
- Как отмечены боевые заслуги авиаторов 6-го ИАК?
- Правительственными наградами были отмечены очень многие. За время боев под Москвой 23 летчика получили звание Героя Советского Союза. Люди проявляли чудеса героизма. Знаете, мы в то время не думали о себе. Одна мысль – уничтожить фашистов. Вот в нашей семье было пять братьев. Четыре летчика и один авиационный техник. Мать никого из нас дома не задержала, всех проводила на фронт. В живых я один остался. Но братья мои полегли за Родину, за святое дело – освобождение ее от захватчиков. Воспитанию у молодого поколения любви к своей земле я посвящаю сегодня свою жизнь.

Бучин Борис Владимирович


Бучин Б.В.

Бучин Борис Владимирович — командир звена 136-го гвардейского штурмового авиаполка 1-й гвардейской штурмовой авиационной дивизии 1-й воздушной армии 3-го Белорусского фронта. Награжден орденом Ленина, тремя орденами Красного Знамени, орденом Александра Невского, двумя орденами Отечественной войны 1-й ст., орденом Отечественной войны 2-й ст., двумя орденами Красной Звезды, медалями.

Б.В. Бучин родился 28 марта 1923 г. в селе Синьково Раменского района Московской области. Член КПСС с 1945 г. Учась в Московском строительном техникуме, одновременно учился в аэроклубе. В январе 1943 г. Бучина в звании младшего лейтенанта направили в действующую армию. Командир эскадрильи Бучин участвовал в освобождении Донбасса, прорыве немецкой обороны на реке Миус. Сражался в небе над Днепром. Участвовал в освобождении города Мелитополя и Крыма. В июле 1944 г. Бучин на 3-й Белорусском фронте в 136-м гвардейском авиационном полку. Всего за 2 с половиной года пребывания на фронте Бучин совершил 170 боевых вылетов, 5 раз его сбивали над целью, трижды он был ранен, но после лечения вновь садился за штурвал Ил-2.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство гвардии старшему лейтенанту Бучину Борису Владимировичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 6212)

Борис Бучин о своей Великой Отечественной войне

«…Началась Миусская операция.Я сделал один вылет на передовую, а на втором вылете меня ранило. На пушки и пулеметы снаряды идут звеньями: осколочный, бронебойный, трассирующий — вот так набирают. И мне снаряд попал в развилку. У меня вот здесь фонарь, а здесь бронеспинка, и в щель между бронеспинкой и фонарем попал осколочный. Как дал, у меня аж пыль в кабине, приборы полетели, и вся спина… как будто кто-то толкнул. А потом ничего. Если бы попал бронебойный, он бы вышел, а тут осколочный. Я не мог дальше лететь, потому что сидел весь в крови. Садился вне аэродрома: шасси были перебиты. Сел на живот. Там как раз был какой-то «подскок», у них была медицинская сестра. Сразу сообщили обо всем. Я около месяца лежал в медсанбате, потом меня отправили в дом отдыха в Элисту. Там побыл дней десять, и опять вперед. Дальше летали в Мелитополь, на Левобережную Украину, действовали по переправам и в Крыму.

Мы летали на Сиваш, у нас там погиб комэска. Там такая непробиваемая сила была: они укрепились в этой воде, там же соль. И мы там долбали, долбали… Зашел истребитель, как дал мне. Я почувствовал: трасса пошла, по мне бьют, над головой пролетел бронебойный. Такую дырку сделал в бронестекле, и мне как дало обратно! На сей раз тоже повезло. Если бы был осколочный, что было бы с моим лицом? А так мне запорошило глаз. Еле-еле смотрю, но погода была хорошая. Аэродром от Сиваша был недалеко, километров за двадцать. Быстро сел, дал ракету, — прибежали. Дней 10 не летал. Вытащили все осколочки, все время мазали зеленкой. Повезло! А вот дальше. Наши войска уже вошли в Крым, прорвали Сиваш. Вся техника, которую немцы держали по Крыму, и с Керчи, и Сиваша стала оттягиваться к Севастополю. И мы — давай по аэродромам бить. Столько там скопилось техники! Зениток столько!

У меня уже был 56-й вылет. Пошли на 6-ю версту между Балаклавой и Севастополем. Здесь меня истребитель поджег. Знаете, какие у нас баки были: бак сзади меня, в плоскостях и подо мной еще. Вспоминаю иной раз: как мы сидели на пороховых бочках? Ранить меня не ранили. Я стрелку говорю: «Прыгай!» — а он не отвечает. Видимо, немножко выпивши был. Почему? Потому что перед вылетом мы на своем аэродроме, в Доребурге, уже на полосе выстроились, и тут приказ: отставить. А вернуться обратно в светлое время мы не могли. На следующий день, с рассветом вылетели. Видимо, он где-то… Уже моторы работали, уже начали взлетать, он подбежал, на плоскость запрыгнул и туда махнул, в свою кабину. Зря он махнул. Я полетел бы без него — он остался б жив. Борис Поляков, сам из Таганрога, был стрелком у Ванюшина, у командира полка. Потом ко мне перешел…».


Фомичев Константин Иванович

1921 – 2014

фомичев К.и 001

Родился 18 арта в деревне Глухарево Ярославской области. В 1938 году поступил в Ленинградский институт точной механики и оптики. В 1939 году со 2 курса был призван в ряды Красной Армии. В начале войны был мобилизован на Ленинградский фронт. Воевал в артиллерийской разведке, был связистом. Закончил войну в 1945 году в Эстонии в звании сержанта.

После демобилизации вернулся в институт и закончил его с отличием. В 1951 году по спецнабору был направлен на работу в Москву в радиотехнический институт имени академика А. Берга. Окончил аспирантуру и защитил кандидатскую диссертацию. Работая и одновременно преподавая на базовой кафедре факультета МИРЭА при радиотехническом институте. Является автором 150 научных трудов, 36 авторских свидетельств и патентов.

фомичев к.и. награды 001

Им была написана книга, имеющая большую научную ценность, «Моноимпульсная радиолокация» (переведена на английский язык и издана в США). Имеет почетные звания: Заслуженный ветеран труда ЦНИРТИ, Почетный радист. Работал до 2011 года. Ушел на пенсию в 90 лет.

Боевые награды:

Орден Красной Звезды, Орден Отечественной войны 2 степени, медаль «За боевые заслуги», медаль «За отвагу», медаль «За оборону Ленинграда»

Награды мирного времени:

Орден им. Ю.А. Гагарина, медаль им. А.И. Берга



МЕШКОВ Николай Наумович

- генерал-майор внутренней службы (1924-2000 гг.)

Мешков Николай Наумович 001

В феврале 1943 года, за месяц до выпускных экзаменов в московском пулеметном училище, восемнадцати­летний Николай Мешков вместе с однокурсниками был срочно направлен на Калининский фронт, где через месяц стал командиром взвода, а чуть позже — командиром роты. Приказом командующего Белорусским фронтом К. Рокоссовского за успешное проведение боевых операций ему, невзирая на отсутствие среднего образования и неоконченное военное училище, в порядке исключения было присвоено первое офицерское звание. Перенес несколько тяжелых ранений, оставался в строю. Закончил войну в 1944 году — после очередного ранения врачи пять месяцев боролись за его жизнь. Остался жив, но был признан инвалидом III группы и уволен из армии в «ставку в звании старшего лейтенанта.ешков Николай Наумович родился в ноябре 1924 года в Рязанской области в крестьянской семье Фронтовик, командир роты, имел несколько тяжелых ранений.

В 1944 году вступил в члены ВКП(б). Окончил Высшую школу МООП РСФСР. За проявленную доблесть на фронте награжден двумя орденами Красного Знамени, орденами Отечественной войны I степени, орденом Красной Звезды, II медалями. За трудовые успехи удостоен ордена «Знак Почета», 6 медалей. Заслуженный работник МВД. Заслуженный работник народного хозяйства Коми АССР. Стаж службы в лесных ИТУ 35 лет.

В 1949 году был принят на службу в органы внутренних дел. Прошел 1гуть от оперуполномоченного учреждения I до начальника Косланского УЛИТУ. Многие ветераны Главспецлеса помнят его с середины 1960-х годов, когда он f только начинал трудиться в лесных учреждениях. Уже в те годы его отличали профессиональное мастерство, фронтовая закалка, преданность делу. Длительное время возглавлял оперативные службы всего управления.

Пользовался огромным авторитетом и уважением в республиканских правительственных структурах и партийных органах Коми АССР как человек с героической, незапятнанной биографией, как руководитель, многое сделавший да народного хозяйства республики. За годы его руководства Косланское управление достигло наивысших показателей в работе. Ежегодный объем вывозки древесины составлял почти 2 млн кубометров, большое развитие иояучила деревообработка. Снижалась преступность среди осужденных. Ему одному из первых начальников | управлений лесных ИТУ было присвоено высокое звание генерал-майора.

В 1982 году был назначен заместителем начальника Главспецлеса. Курировал вопросы взаимодействия служб Главка. Фактически выполнял работу первого заместителя начальника ГУЛИТУ МВД СССР. По мнению тех, кто его хорошо знал, он был руководителем, который до конца не успел раскрыть свои способности и таланты. Обладал, как говорят психологи, притягательной аурой, был выдержанным, умел выстроить деловые отношения с людьми. ! найти взаимопонимание и контакт с любым человеком, выслушать его, найти компромисс Был очень уважаем I молодыми сотрудниками, пользовался у них большим авторитетом. Отличался скромностью и простотой общения, ? высоким чувством ответственности за порученное дело, в то же время крайней требовательностью к подчиненным.

В связи с болезнью, рано, в 1984 году, вышел в отставку. Будучи инвалидом Великой Отечественной войны, почти до конца жизни принимал деятельное участие в патриотическом воспитании молодежи в школах, подшефных49-й армии и 238-й стрелковой дивизии.


Ефремов Андрей Георгиевич

09.06.1908 – 18.11.1941

Ефремов А.Г.

Ефремов А.Г. родился 9 июня 1908 года в городе Сретенке Забайкальской области. В 1911 году семья переехала во Владивосток. В 15 лет Андрей поступил в Морской техникум, а в 16 – отправился в первое плавание по Тихому океану – юнгой на пароходе «Индигарка». Был матросом, потом штурманском учеником. После окончания техникума получил диплом штурмана малого плавания. Плавал вторым и третьим помощником на судах, совершавших рейсы по дальневосточным морям.

В 1933 Ефремов А.Г. закончил Институт инженеров водного транспорта в Ленинграде, получив диплом инженера и педагога по морскому судовождению. Руководил практикой слушателей Владивостокского морского техникума. В 1935 начал принимать участие в арктических походах – помощником капитана на ледоколе «Красин» и старшим гидрографом на ледоколе «Малыгин».
С августа 1937 года по январь 1940 года, являясь старшим помощником капитана на ледоколе «Георгий Седов», стал участником легендарного дрейфа по Северному Ледовитому океану, в ходе которого проявил мужество и стойкость. В феврале 1940 года Ефремову Указом Президиума Верховного Совета СССР было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

Герой СССР

Ефремов А.Г. – участник Великой Отечественной войны с ее первых дней в звании военного инженера 3 ранга. Занимая должность старшего помощника командира сетевого заградителя «Азимут».

Погиб 18 ноября 1941 года в бою, когда «Азимут», выполняя переход в Финляндию на полуостров Ханко, подорвался на мине.


Команда ледокола Седов

Награды: Золотая Звезда Героя Советского Союза, два Ордена Ленина, Знак «Почетный полярник».